Каталог книг

Сычева Л. Природа русского образа

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Лидия Сычева Природа русского образа Лидия Сычева Природа русского образа 20 р. litres.ru В магазин >>
Сычева Н. Все правила русского языка Сычева Н. Все правила русского языка 75 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Сычева Л. Вдвоем Сычева Л. Вдвоем 86 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Сычева Н. Сложные правила русского языка за 10 уроков Сычева Н. Сложные правила русского языка за 10 уроков 75 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Сычева Н. Все правила русского языка в схемах и таблицах Справочник… 5-9 кл. Сычева Н. Все правила русского языка в схемах и таблицах Справочник… 5-9 кл. 178 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Сычева Н. Пишем без ошибок Все правила русского языка Сычева Н. Пишем без ошибок Все правила русского языка 77 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Сычева Л. Мы все еще русские Сычева Л. Мы все еще русские 329 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Лидия Сычёва - Время Бояна - стр 1

Лидия Сычёва - Время Бояна

Лидия Сычёва

Книга о русской поэзии и художественном слове

БЕСЕДЫ О РУССКОЙ ПОЭЗИИ Природа русского образа

Я не мог в тумане осязать.

"Господи!" - сказал я по ошибке,

Сам того не думая сказать.

Вылетело из моей груди.

Впереди густой туман клубится,

И пустая клетка позади.

Вон счастие моё - на тройке

В сребристый дым унесено.

Ощутима мной зима -

Я люблю её сначала

Как начало грозных дел, -

Перед всем безлесным кругом

Даже ворон оробел.

Полукруглый лед височный

Речек, бающих без сна…

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Источник:

profilib.net

Лидия Сычёва, Природа русского образа - книга о русской поэзии

Сычева Л. Природа русского образа

Лидия Сычева. Природа русского образа. – Санкт-Петербург, Алетейя, 2014, 212 стр.

В книге опубликованы пять бесед о поэзии с лауреатом Государственной премии России, проректором Литературного института, руководителем Высших литературных курсов поэтом Валентином Сорокиным. Рассматриваются природа русского образа, смыслы современной поэзии. Представлены также размышления автора, Лидии Сычевой, о состоянии современной прозы и назначении писателя.

Книга будет интересна и полезна всем, кто любит русскую поэзию и художественное слово.

Рекомендация с обложки. Лев Скворцов, профессор, доктор филологических наук: «Эта удивительная книга – об уникальных уроках поэтического мастерства известного русского поэта Валентина Сорокина, ревнителя родного языка, знатока и ценителя многовековой поэзии нашего Отечества. Лидия Сычёва, будучи верной и внимательной ученицей поэта Сорокина, сумела воссоздать в своих очерках-беседах живые диалоги с ним о поэтическом творчестве мастеров русской школы стиха от древнейших времен до наших дней. Беседы эти интересны и полезны как молодым поэтам, так и всем, кто влюблен в поэтический язык, в русское художественное слово».

Из рецензии Инны Радионовой:

Книга читается на одном дыхании. Расплываются временные и пространственные рамки, и читатель, как будто, находится рядом с собеседниками, чувствует доверительность разговора и взаимоуважение. Это заслуга и автора книги, и, безусловно, Валентина Сорокина.

«Природа русского образа» - это книга и для начинающего поэта, и для опытного стихотворца, который не раз воплощал на бумаге свои мысли о любви, Родине и Боге. Читать дальше…

Из рецензии Анастасии Ермаковой:

Беседы эти будут особенно интересны молодым поэтам, потому что в книге заложен, по сути, целый мастер-класс: здесь есть и подробный разбор стихотворений современных поэтов с указанием на достоинства и недостатки, есть и размышления о классиках, о любимых Сорокиным Есенине, Гумилёве и особенно – Блоке. Читать дальше

…считаю, что книга Лидии Сычевой «Природа русского образа» лучше, чем любой учебник, поможет учителю словесности в школе, умным ученикам даст пищу для размышления, тем, для кого поэзия только необходимый курс в школьной программе, станет отличной подсказкой для хорошей оценки. Читать дальше…

Источник:

lsycheva.ru

Человек, живущий сердцем и душой

Сычева Л. Природа русского образа

Человек, живущий сердцем и душой

«Природа русского образа. Книга о русской поэзии и художественном слове» Л. А. Сычёва (СПб.: Алетейя, 2013)

Книгу «Природа русского образа» можно назвать энциклопедией русской поэзии. Здесь есть размышления о настоящем поэтическом таланте, о законах стихосложении и беседы о России: какой она была, какая она сейчас, какой быть должна. Книга составлена из бесед разных лет Лидии Сычёвой с поэтом Валентином Сорокиным.

Он – известный поэт, эссеист, автор очерков о многих писателях, поэтах, критиках, в том числе и о современниках. Она – современный писатель, журналист, критик, задающий вопросы, касающиеся не только жизненной позиции поэта, но и относящиеся к русской истории, культуре, и литературе.

Лидия Сычёва – ученица и союзница Валентина Сорокина. Их мысли, мнения и жизненные позиции близки, более того, они понимают друг друга с полуслова: стоит только Лидии Сычёвой начать вопрос, Валентин Васильевич с полуслова понимает его и сразу даёт ответ. Автор книги даёт возможность собеседнику раскрыть свою душу, поделиться своими мыслями, рассказать о том, что его тревожит.

Книга читается на одном дыхании. Расплываются временные и пространственные рамки, и читатель, как будто, находится рядом с собеседниками, чувствует доверительность разговора и взаимоуважение. Это заслуга и автора книги, и, безусловно, Валентина Сорокина.

«Природа русского образа» - это книга и для начинающего поэта, и для опытного стихотворца, который не раз воплощал на бумаге свои мысли о любви, Родине и Боге. Именно в этой книге можно научиться тому, о чём нужно писать, как и зачем. Валентин Сорокин вместе с Лидией Сычёвой анализируют стихотворения и классиков, и современных поэтов. В анализе нет каких–то опредёлённых рамок, параметров или критериев, это живая беседа, собеседники затрагивают и замысел произведений, и форму, и рифму и настроение, и даже биографические данные авторов.

В книге две части: «Беседы о русской поэзии» и «Всё пророчит, что буду я бесстрашным певцом». Примечательно то, что составляя книгу, Лидия Сычёва озаглавила каждую беседу, как бы готовя читателя к тому, о чём пойдёт разговор, например, «О любви», «О глубине и трагедийности», «Поэты и вожди». Некоторые заглавия афористичные высказывания Валентина Сорокина, например: «Чувство любви, как вкус хлеба – одинаково у всех».

Для Лидии Сычёвой её старший товарищ Валентин Сорокин остаётся бессменным хранителем русских традиций, чистого литературного слова, глубокой нравственной и духовной мысли, национальной памяти и русской истории.

Валентин Сорокин осмысляет творческий и жизненный путь поэтов сквозь призму своего отношения к поэзии, к природе, к Родине и Богу. О поэзии Осипа Мандельштама он говорит скупо, акцентирует внимание на том, что Мандельштам русскоязычный, а не русский автор. Анализируя стихотворение «Образ твой, мучительный и зыбкий…», Сорокин называет это произведением пародийным, не видит искренности лирического героя и его положительного настроя на жизнь.

Пессимизм вообще не радует Валентина Васильевича в любом творении, независимо от автора. Самое главное для Сорокина – чистота души поэта, его заинтересованность в своём деле, логика, глубина веры в Бога, в народ, в Россию: «Поэт здоровым должен быть, физически крепким, потому что должна быть гармония в поэте – он соединяет в себе силу, тревожность, пронзительность», важно, чтобы поэта слышали современники, только так он может понимать, что он пишет и для кого.

Часто Сорокин говорит «я плачу над стихами», на наш взгляд, это больше, чем душевность и сентиментальность поэта, он чувствителен к каждому явлению жизни, которое отображено в стихах, будь оно положительным или отрицательным. Валентин Сорокин не просто знакомится со стихами, он пропускает их через себя, через своё сердце и свою душу, радуется и сочувствует, веселится и переживает вместе с автором и его лирическим героем.

Как видно из интервью, любимыми поэтами Сорокина являются столь разные по стилистике, но схожие по поэтическим взглядам, Сергей Есенин и Александр Блок. Есенин для Сорокина – учитель, гениальный поэт, который живёт сердцем и словом, ему доступно непостижимое и невозможное: «Есенин меня возвращает к радостному состоянию, … как будто бы я выбежал один на поле и впервые увидел мир этот и увидел, что я из этого мира сам вырос, вместе с ивой плакучей, вместе с улыбающимися солнышками, вместе с радостными цветами, пёстрыми». То есть Есенин может вернуть любого читателя в детство, в мир, где всё легко, солнечно и воздушно.

В беседе с Лидией Сычёвой поэт говорит, что стихи Сергея Есенина можно расценивать как поэтическую Библию, а «поэзия не может быть профессией, это трагическое самоощущение и встреча с жизнью, так бы я назвал судьбу и действия, жизнь поэта. То, что сказал Есенин, может сказать любой поэт, но как скажет?» Есенин – посланник Бога: «Если к нам, к русским поэтам, в какой-то миг приходит самовыражение в слове, Боже мой! Значит, нами руководит Христос, идущий через рыжий песок, через тяжёлые дюны, через великий огненный ветер пустыни. Вот так и надо идти к русскому народу!».

Александр Блок для Сорокина – тоже настоящий поэт: «Я люблю Блока. Я люблю глаза его, лицо его люблю… У него есть такие стихи, что, кажется, будто он опускался на самое дно нищеты. Нищеты незлобивой, нищеты, не мечтающей о богатстве, нищеты не продажной, а нищеты, таящей в себе огромный огонь, огромный запас благородства». Для Валентина Васильевича настоящий поэт тот, кто живёт не отдельно, сам по себе, переживая собственные личные трагедии, а тот, кто чувствует жизнь масштабно, беспокоится за судьбы народа, за благополучие Родины, за мир во всём мире. Вот эта духовно-нравственная основа творчества любого великого поэта: я часть мира, мир мой дом, я люблю и защищаю свой дом.

О многих поэтах размышляет Валентин Сорокин, как о классиках, так и о современниках. Особенное отношение у Сорокина к Маяковскому, он оправдывает и жалеет автора поэмы «Хорошо»: «Я люблю Маяковского. Он сразу заявил себя как трагический поэт, живущий на разломе двух времён. Знаете, что погубило его? Грузия. Он рос на этой взвинченности грузинской, на этой зелени пьяной… …А язык у него русский, энергия постижения русская, а окружение, природа – не русская, другая».

О Станиславе Куняеве Сорокин говорит с уважением. Однако творчество этого автора, по мнению поэта, не без изъянов: «Стас вообще прекрасный русский поэт, но в стихотворении «Змея вползла, приподняла главу» Стас не справился, он не довёл образ до зримого воплощения. Не может быть главы у змеи! Он не увидел образ». Сорокин никогда не обсуждает личность поэта, самое главное – творчество, отношение к Родине и народу.

О чём бы ни говорил Валентин Васильевич, он всегда думает о народе. Ему грустно, что нынешний человек запутался в паутине лжи и фальши, делает и говорит то, что принято, а не то, что чувствует и о чём думает: «…беда в том, что народ наш настолько околпачен, что похож на человека, который ест несолёное и не знает, что это несолёное».

Как и любая чуткая и тонкая натура, Валентин Сорокин, очень хорошо разбирается в людях. В интервью с Лидией Сычёвой он говорит о том, как порой бывает обидно и больно разочаровываться в людях: «Понимаете, встретили вы человека. Он – хороший, в галстуке, и живот у него есть, должность хорошая, и глупостей много в голове, и приятный он во всех отношениях. А ты с ним, скажем, попал в какую-то беду и ждал бы от него защиты и справедливости, но видишь, что это просто мешок с давно траченной мякиной, и толку от него не будет». Для поэта они «люди, у которых давно душу съели насекомые». Конечно, среди таких людей не будет ни сочувствующих, ни влюблённых в Россию, в поэзию, в русское слово, ни оберегающих культуру и традиции народа. Это пустые люди, не умеющие радоваться солнцу, росе, чистому ручейку, спокойному и чистому воздуху леса. По Сорокину, нет души, значит, нет настоящей, полной жизни.

Особое отношение у Валентина Сорокина к критику Владимиру Бондаренко. Именно статьи Бондаренко, по мнению Сорокина, привели к оскудению таланта Юрия Кузнецова. Однако аргументов, подтверждающих обоснованность негативного отношения к критику, В. Сорокин не приводит. Думается, некорректно говорить и о том, что Владимир Бондаренко загубил талант известного поэта Юрия Кузнецова. Этого поэта вообще трудно загнать в какие-либо рамки, и это никому не под силу, в том числе и Владимиру Бондаренко. Вероятно Валентин Сорокин имеет какую-либо обиду на критика, поэтому так холодно и критично к нему относится. Но об этом можно только догадываться

Поэта очень возмущает шоу, которое выдает современное телевидение: «В сущности, те, кто это «шоу» устраивает русскому народу, те же его и презирают! Они в нашем народе видят дурака, малодушного и уже не способного к возрождению человека». После ежедневного просмотра телешоу у человека пропадает желание думать, мыслить, рассуждать, пропадает потребность в постижении прекрасного: «Возьмите современных наших поэтов, особенно тех, которых сегодня можно увидеть на телеэкране: они там хихикают, или кулаками стучат, или кого-то обличают. Так вот, если бы вдруг поместили на экран лицо Блока, а потом зритель перевёл бы свой взгляд на физиономии этих поэтов, то он бы невольно вздохнул», «И видите, мы дожили до такой степени опустошения, что появляется на телеэкране Новодворская и рассуждает, рассказывает как она ест и видимо, очень много она ест, и, в основном, мясное, судя по её богатырскому телосложению», «…перед глазами всех нас – только Жванецкий, Швыдкой, Шустер, Познер, Алла Пугачёва, Кобзон и кукарекающий Галкин. Я не вижу ни одного русского человека на телеэкране, не слышу ни одного по-русски произнесённого слова, я стал уже забывать песни матери своей, песни бабушки. Поколения вырастили не на поговорке, не на песне, не на сказке. И всё национальное – отнято!» Огромное внимание Валентин Сорокин уделяет образам, символике стихотворений. Мелодичность и правильная рифма – это полдела, самое важное смысл и образность стихотворения.

Поднимая вопросы религии и веры в Бога, Валентин Сорокин с отчаянием замечает, что некоторые люди не понимают истинного смысла веры, не отдаются ей душой, а просто живут по моде: модно не верить – не верит, модно верить – верит: «Странная вещь, иногда я замечал, что человек трясёт перед моим носом партбилетом, и даже нецензурно говорит о Боге, а потом приходит время и вдруг обнаруживается, что он верующий человек. И вот, когда рушится государство, рушатся основы жизни, то, прежде всего, рушатся внутренние основы ощущений, воли, привычек, достоинств человека, красот».

Как мне представляется, Валентин Сорокин – максималист. По его мнению, у любого хорошего поэта должна быть твёрдая и несгибаемая позиция в отношении всех сторон жизни: религия, семья, народ, политика. Что касается политики, поэт не отдаёт предпочтения никому из правителей СССР и России. О Сталине он говорит гневно: «Многие старики кричат: Сталина! Сталина! Но Сталин - убийца, нужен ли он сейчас?» Горбачёв, в понимании Сорокина, - «безграмотный, глупый, самонадеянный, хитрый, ловкий, изворотливый тип». Брежнева поэт обвиняет в отсутствии национального сознания, в отсутствии любви к русскому человеку. В главе «Поэты и вожди» Валентин Сорокин говорит о том, что хотя Ленина и называли гением, всё же «прошло 60 – 70 лет и развалилось государство», «мы знаем Ленина – вождя, лобастого, красивого волгаря, почти троюродного брата Стеньки Разина». Народ убывает, по мнению Сорокина, и как в доказательство этого он пишет: «Народ перестал родить. Маленькая девочка, взрослая невеста перестала надеяться, что у неё будет семья, что у неё будет русский мощный витязь, который сбережёт её».

В книге Лидии Сычёвой можно найти ответы на разные вопросы, и о жизни, и о политике, и о любви, и о Родине, и о Боге. Читая диалог Лидии Сычевой и Валентина Сорокина, невольно замечаешь, что приближаешься к настоящей истине, знание которой помогает понять мир. Они, искренне переживают, пропускают через себя всё, о чём говорят, знают жизнь России не понаслышке.

На мой взгляд, Валентин Сорокин живёт народной мыслью, он часть народа, о котором все его творчество. Он человек, живущий сердцем и душой. У него нет желания кому-то понравиться, подстроиться под чьё-то мнение, рассуждать в том русле, которое модно или которое навязывается нам при помощи СМИ, поэтому позиция Валентина Сорокина заслуживает уважения.

Источник:

www.chaskor.ru

Природа русского образа, Лидия Сычева

Природа русского образа Купить в магазинах:

При покупке в этом магазине Вы возвращаете на личный счет BM и становитесь претендентом на приз месяца от BookMix.ru!

Авторы: Лидия Сычева

В книге опубликованы пять бесед о поэзии с лауреатом Государственной премии России, проректором Литературного института, руководителем Высших литературных курсов поэтом Валентином Сорокиным. Рассматриваются природа русского образа, смыслы современной поэзии. Представлены также размышления автора, Лидии Сычевой, о состоянии современной прозы и назначении писателя.

101 совет оратору

Второе убийство Сталина

Литературный марафон. Как написать книгу за 30 дней

Ф.М.Достоевский. "Братья Карамазовы". Читаем ненаписанное продолжение великого романа

Самая популярная рецензия на книги писателя:

Любовь, взаимная и счастливая

Что объединяет обитателей Рублёвки и скромных офисных служащих, знаменитых артистов и безвестных учительниц, индивидуальных предпринимателей и бойких пенсионерок? Все они – влюблены и все хотят «простого человеческого счастья». Страдает от. Читать полностью →

Случайная цитата из произведений писателя:

«Посвящается одиноким женщинам, любящим сердцам и неунывающему русскому народу. » (Лидия Сычева)

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!

Интересные посты

Новости книжного мира На какие книжные новинки стоит обратить внимание в 2018 году

Второй роман Гузель Яхиной, неизвестный Марсель Пруст, пронзительный Джулиан Барнс и еще семь.

1 день 7 часов 42 минуты назад

Новости книжного мира Установлена настоящая причина смерти Чехова

Великий русский писатель Антон Павлович Чехов скончался от кровоизлияния в мозг. К таким выводом.

13 часов 29 минут назад

Интересная рецензия Недоисторическая, тошнотворная, нудная

Аннотация к книге обещает нам «погружение в «темные века» Англии», описание ее быта, истории.

2 дня 9 минут назад

Заметка в блоге Подарок от Тайного Санты!!

Ура! Я получила подарок от моего Тайного Санты на букмикс)) Причём совершенно случайно! ) Это.

1 день 11 часов 6 минут назад

Лучшее в блогах Моя читалочка

Обещала – выполняю, рассказываю о своей читалочке) Около трех недель назад наконец то. читать далее.

Источник:

bookmix.ru

Книга - Время Бояна - Сычёва Лидия - Читать онлайн, Страница 1

Время Бояна

Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!

БЕСЕДЫ О РУССКОЙ ПОЭЗИИ

Природа русского образа

«Мню я быть мастером, затосковав о трудной работе», — писал когда-то молодой Павел Васильев. Стихи — трудная работа. А всего-то и кажется — невесомая строчка на белой бумаге… Но «останавливать мрамора гиблый разбег и крушенье» способны лишь настоящие мастера — герои античности, титаны Возрождения, витязи русской поэзии — золотого, серебряного и бронзового веков. Правда, очень часто мы драгоценный мрамор путаем с гипсом подделок. С поэтом Валентином Сорокиным, автором многих стихотворных и публицистических книг, мы говорили о мастерстве. И не только…

— Валентин Васильевич, у меня в руках недавно изданный томик стихов Осипа Мандельштама. В сборнике приводятся слова Георгия Адамовича: «Стихи Мандельштама — наперекор всем его суждениям об искусстве — всего только бред. Но в этом бреду яснее, чем где бы то ни было, слышатся еще отзвуки песен ангела, летевшего „по небу полуночи“…» Честно говоря, лично я больше согласна с первой половиной этого высказывания. Можем ли мы вместе с вами разобрать несколько мандельштамовских стихотворений?

— Тогда читаю стихи, датированные 1912-м годом.

Образ твой, мучительный и зыбкий, Я не мог в тумане осязать. «Господи!» — сказал я по ошибке, Сам того не думая сказать. Божье имя, как большая птица, Вылетело из моей груди. Впереди густой туман клубится, И пустая клетка позади.

— Ну, совершенно безотчие, русскоязычные, имитационные стихи.

— А мне они кажутся просто слабыми…

— Первые строчки читайте.

— «Образ твой, мучительный и зыбкий…»

— Уже плохо — «мучительный и зыбкий». Что ж за образ-то такой? Она что, туберкулезом болеет, эта девочка? Ну ладно, пусть. Он мучается, и она далеко где-то… Пусть так. Дальше читайте.

— «Я не мог в тумане осязать…»

— Мало ему, что образ расплывчатый, зыбкий, так еще и в тумане! Ну, как бы в кислом молоке даже.

— «„Господи!“ — сказал я по ошибке, Сам того не думая сказать…»

— А почему по ошибке? Сказал: «Господи!», — что ж тут за ошибка?! А что он: «Сталин», — хотел сказать?! То есть разорванная логика, понимаете? Набор русских междометий, восклицаний, неясностей, смятений, но они все неестественны, они как бы приткнуты друг к другу. Всё это не взахлёб сказано, а так: ходил поэт по комнате, может быть, даже щи хлебал перед этим.

— «Божье имя, как большая птица, Вылетело из моей груди…».

— Ужасно! Представляете, мокрый гусь вылетел! Это просто неряшливо сказано: «Божье имя, как большая птица, Вылетело из моей груди». Я представляю, у него грудь какая! Что это, сарай, что ли?! Это плохо очень!

— Говорят же так: вздох вылетел…

— А-а-а! Сказал бы, как жар-птица, птица, а причем тут эпитет «большая»? Если птица большая из его груди вылетела, представьте, какой он сам! А он был тщедушный, болезненный.

— «Впереди густой туман клубится…»

— Ну было уже — «в тумане»!

— Было… «И пустая клетка позади».

— Грудная клетка, что ли? Ах, птица улетела, и клетка пустая осталась… Ну это вообще, патология какая-то! Стихотворение — пародийное! «И пустая клетка позади», — птица улетела и у него грудная клетка пустая. А если это тюремная клетка позади, то ещё хуже — за что сажать-то, он ни в чем не виноват?! О стихах этих можно сказать: с миру по нитке.

— Да. С миру по нитке.

Я пригвожден к трактирной стойке.

Я пьян давно. Мне всё — равно. Вон счастие моё — на тройке В сребристый дым унесено.

Попробуй раскуй, попробуй оторви хоть одно звено! Александр Блок. И состояние как передается! И всё так должно быть сковано! Вот красивая женская ладонь, узкая, а вот мужская, пятипалая, она, может быть, грубая, но всё равно красивая, понимаете? Отними любой палец — изувечишь, красоту искалечишь! И в стихах так. А тут он набрал внешнего — серебрится имя мучительнозыбкое, в тумане, слово Бог по ошибке сказал… Вроде бы хорошо, но потряси это стихотворение, и оно, как после огромного зноя сосёнка, которая высохла — все иголки осыпятся. Типичные стихи, написанные не самоощущением, а иллюзией ощущения. Это не его ощущения, это иллюзия. Ему всё лишь кажется!

— Вы говорите, и так волнуетесь…

— Ну как же! Я же плачу над стихами! Вот если лошадь распрячь, она идет на зелёную траву. Так и я. Я — рабочая лошадь. Творец, рабочий, ну, допустим, как скульптор. У меня всё время под руками этот мрамор дробящийся! А как же — это ведь тяжелейшая работа! «„Господи!“ — сказал я по ошибке…» Тогда «Товарищ Сталин», — сказал бы… Что за вольность?

И беда не в том, что я так говорю, а беда в том, что народ наш настолько околпачен, что похож на человека, который ест несолёное, и не знает, что это несолёное. Это сцена — Мандельштам играет поэта! Ему не до горя! А когда поэт не играет, а говорит, он не знает, он весь в этом, а человек падает от его горя! Поэт даже не понимает, какое у него глубокое горе, он весь в нём! Вот как ветер в море вошел, волны кипят вокруг, но ветру наплевать на то, что валы встают за ним, он творит свою трагедию! Так и поэт. А здесь всё рассчитано.

— Сборник из которого я читаю, называется «Избранное». В него вошли лучшие, по мнению составителей, стихи Осипа Мандельштама.

Как подарок запоздалый Ощутима мной зима — Я люблю её сначала Неуверенный размах. Хороша она испугом, Как начало грозных дел, — Перед всем безлесным кругом Даже ворон оробел. Но сильней всего непрочно — Выпуклых голубизна — Полукруглый лед височный Речек, бающих без сна…

— Вообще, Осип Мандельштам как русскоязычный поэт отличается от своих соплеменников очень сильно. Прежде всего, он отличается искренностью. Потом, не случайно же он так пострадал — на искреннего человека всегда огонь власти накатывается быстрее, чем на кого-либо другого. Но вот это стихотворение… Есть закон: технически мы должны быть точными, как гвозди в стене, заколоченные с одного удара мастером. Иначе — грош нам цена. Или я пишу белый свободный стих, и всё равно я правлю ритмом, мелодикой стиха, иначе я его развалю, и он никому не будет нужен — это как шла бы машина и вдруг распалась на запчасти… «Зима — размах», — он потерял рифму. Он работает в классической ритмической манере. Ритмы его стихов — классика, они не нарушаемы, значит, рифмы должны соответствовать им. Я не могу надеть голубую рубашку с ярко-зелёным галстуком — это будет некрасиво! Или у меня будут черные туфли, костюм, галстук в тон и ярко-красный портфель возьму — и буду выглядеть как дурачок с погремушкой. Вот в чём дело! А имитация стихии — это имитация поэта. Прочитайте еще раз первую строфу.

Как подарок запоздалый Ощутима мной зима — Я люблю её сначала Неуверенный размах.

— Звучит слово «зима» и у нас сразу же возникает картина — это время года может быть буйным, тихим, метельным, солнечным — в общем, это довольно спокойное, неопределенное слово. А «размах» — такое сильное слово, да еще кончается на «ах», и он «съел» эту рифму. Ту тихость, ту созерцательную интеллигентность он словом «размах» приколотил, и получилось так, что он стукнул огромной кувалдой по соломенной шляпе. Ощущения-то у него нормальные, он хотел написать, что зима только начинается, что она покажет потом свою силу, а сейчас она делает как бы разбег, взрослеет на его глазах, вот он что хотел сказать! А всё съел!

Хороша она испугом, Как начало грозных дел, — Перед всем безлесным кругом Даже ворон оробел.

— Это ничего. Ворон. «Перед всем безлесным кругом», — видимо, поэт видит поляну, она очертилась снегом… Что-то блоковско-фетовское.

— И заключительная строфа:

Но сильней всего непрочно — Выпуклых голубизна — Полукруглый лед височный Речек, бающих без сна…

— Но сильней всего непрочно — это очень плохо. «Богатырь я, богатырь — туберкулезный». Тогда уж оставь или «сильней всего», или «непрочно». Это всё равно что две кобры бросить друг на дружку — взаимоуничтожение слов. В распахнутую дверь ко мне вошел стройный горбун, — я ж не могу так сказать! Здесь — отсутствие понимания художественно-психологической несопричастности слов друг другу. Как монтажники говорят — нестыковки. Он ставит на конец стиха — слово «непрочно», и получается «но сильней всего непрочно» — путаница.

— И это плохо. Дальше он объяснит, но у читателя сразу недоумение — чего «выпуклых голубизна»? Глаз? Существительное ведь далеко!

— «Полукруглый лед височный…»

— Во-первых, это очень непонятно, абстрактно, во-вторых, стихотворение написано не по наитию, а по неясным, идущим далеко-далеко, еще даже неподавшим своего голоса ощущениям. Поэт имеет на это право, но только он. А почему я должен пользоваться тем правом, которое он сам для себя не понял? Вот в чем дело! Всё ведь искренне здесь, мы видим мятущегося поэта, а картины нет! Потом, соединение «непрочно — височным». Тут много от человека деталей, а сам он нагнетает природу. Несовместимость, я бы так сказал, на языке огрубления — росы и пота. И в результате — отвращение.

Источник:

detectivebooks.ru

Сычева Л. Природа русского образа в городе Рязань

В нашем каталоге вы сможете найти Сычева Л. Природа русского образа по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные предложения в категории Наука и образование. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка осуществляется в любой город России, например: Рязань, Волгоград, Тула.