Каталог книг

Русская классика, или Бытие России

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Вниманию читателя предлагается второе издание книги Владимира Кантора - известного писателя, доктора философских наук, ординарного профессора НИУ ВШЭ, историка русской культуры - "Русская классика, или Бытие России". Первое издание вышло девять лет назад, разошлось в течение недели, так что второе издание необходимо. Автор исходит из давно проводимой им идеи, что только имеющая высокую классику культура бытийствует в высшем смысле этого слова. Есть культуры этнографические - не более чем материал для полевого исследования археолога или культуролога, и есть культуры, созидающие духовную жизнь человечества. Сам факт наличия высокой классики, которая творит свою страну для мира, позволяет преодолеть не только пространственные, но и историко-временные границы и сохранить такую культуру как событие мирового значения. Уточняя и развивая свою мысль, автор значительно переработал свою книгу. 2-е издание, переработанное.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Владимир Кантор Русская классика, или Бытие России Владимир Кантор Русская классика, или Бытие России 769 р. ozon.ru В магазин >>
Терем-квартет. «Русская классика с песочной анимацией» Терем-квартет. «Русская классика с песочной анимацией» 800 р. msk.kassir.ru В магазин >>
Поликовская Л. (ред.) Русская классика о любви Поликовская Л. (ред.) Русская классика о любви 171 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Есаулов И. Русская классика: новое понимание Есаулов И. Русская классика: новое понимание 858 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Русская классика: pro et contra. Железный век, антология Русская классика: pro et contra. Железный век, антология 1199 р. ozon.ru В магазин >>
Жданова М. (сост.) Русская классика в советском кино Жданова М. (сост.) Русская классика в советском кино 792 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Русецкая О. Русская классика по системе Марка Розовского Русецкая О. Русская классика по системе Марка Розовского 495 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Русская классика, или Бытие России - Кантор В

Русская классика, или Бытие России

Второе издание книги Владимира Кантора — известного писателя, доктора философских наук, ординарного профессора НИУ ВШЭ, историка русской культуры — «Русская классика, или Бытие России».

Первое издание вышло девять лет назад, разошлось в течение недели, так что второе издание необходимо.

Автор исходит из давно проводимой им идеи, что только имеющая высокую классику культура бытийствует в высшем смысле этого слова. Есть культуры этнографические — не более чем материал для полевого исследования археолога или культуролога, и есть культуры, созидающие духовную жизнь человечества.

Сам факт наличия высокой классики, которая творит свою страну для мира, позволяет преодолеть не только пространственные, но и историко-временные границы и сохранить такую культуру как событие мирового значения. Уточняя и развивая свою мысль, автор значительно переработал свою книгу.

Источник:

www.koob.ru

Русская классика, или Бытие России

Русская классика, или Бытие России

Кантор, Владимир Карлович (1945 - ).

Русская классика, или Бытие России [Текст] / Владимир Кантор. - Москва : Центр гуманитарных инициатив ; Санкт-Петербург : Университетская книга, 2014. - 599 с. : портр. - (Российские Пропилеи)

Аннотация: Вниманию читателя предлагается второе издание книги Владимира Кантора - известного писателя, доктора философских наук, ординарного профессора НИУ ВШЭ, историка русской культуры - «Русская классика, или Бытие России». Первое издание вышло девять лет назад, разошлось в течение недели, так что второе издание необходимо. Автор исходит из давно проводимой им идеи, что только имеющая высокую классику культура бытийствует в высшем смысле этого слова. Есть культуры этнографические - не более чем материал для полевого исследования археолога или культуролога, и есть культуры, созидающие духовную жизнь человечества. Сам факт наличия высокой классики, которая творит свою страну для мира, позволяет преодолеть не только пространственные, но и историко-временные границы и сохранить такую культуру как событие мирового значения. Уточняя и развивая свою мысль, автор значительно переработал свою книгу.

Источник:

old.losev-library.ru

Российские Пропилеи - Кантор В

Российские Пропилеи - Кантор В.К. - Русская классика, или Бытие России

Русская классика, или Бытие России

Жанр: Философия, Литературоведение, Искусствоведение. Культурология-Издательство: Университетская книга, Центр гуманитарных инициатив

Серия: Российские Пропилеи

Качество: Отсканированные страницы

Интерактивное оглавление: Нет

Количество страниц: 608-Описание: Вниманию читателя предлагается второе издание книги Владимира Кантора - известного писателя, доктора философских наук, ординарного профессора НИУ ВШЭ, историка русской культуры - "Русская классика, или Бытие России". Первое издание вышло девять лет назад, разошлось в течение недели, так что второе издание необходимо. Автор исходит из давно проводимой им идеи, что только имеющая высокую классику культура бытийствует в высшем смысле этого слова. Есть культуры этнографические - не более чем материал для полевого исследования археолога или культуролога, и есть культуры, созидающие духовную жизнь человечества. Сам факт наличия высокой классики, которая творит свою страну для мира, позволяет преодолеть не только пространственные, но и историко-временные границы и сохранить такую культуру как событие мирового значения. Уточняя и развивая свою мысль, автор значительно переработал свою книгу.

Источник:

xn--82-glctbjv.xn--p1ai

Кантор В

Русская классика, или Бытие России

М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. – 664 с. (Серия «Российския Пропилеи»).

Вниманию читателя предлагается новая книга Владимира Кантора – известного писателя, доктора философских наук, профессора, историка русской культуры, лауреата премии Генриха Бёлля (Германия, 1992) – «Русская классика, или Бытие России». Автор исходит из давно проводимой им идеи, что только имеющая высокую классику культура бытийствует в высшем смысле этого слова. Есть культуры этнографические – не более чем материал для полевого исследования археолога или культуролога, и есть культуры, созидающие духовную жизнь человечества. Сам факт наличия высокой классики, которая творит свою страну для мира, позволяет предположить о возможном преодолении не только пространственных, но и историко-временныух границ, о сохранении такой культуры как события мирового значения. Происходит осознание этого факта не сразу, ибо влияние высокой классики неспешно, зато затверживается прочно.

Источник:

www.e-reading.life

Журнальный зал: Вопросы литературы, 2015 №1 - И

Журнальный зал

толстый журнал как эстетический феномен

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты
В. Кантор. Русская классика, или Бытие России

В. Кантор . Русская классика, или Бытие России. 2-е изд., перераб . М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив; Университетская книга, 2014. 600 с .

Книга В. Кантора основана на предположении, что при всем многообразии и противоречивости произведений, русская литература XIX века вращалась вокруг одной «оси», была нацелена на решение одной важнейшей проблемы - оценки исторической судьбы России в отношении исторической судьбы Европы или, проще говоря, признание России в качестве европейской или принципиально неевропейской державы. В такой однозначной и ясной формулировке главного нерва русской литературы XIX века заключается очевидное достоинство книги Кантора: исследователь дает очень последовательную и плодотворную модель развития не только русской литературы, но и всей русской культуры XIX-ХХ веков, причем эта модель работает и в отношении процессов, протекающих в современной культуре России. Хотя одновременно можно высказать сомнение в том, что все идейное многообразие литературы можно охватить такой рациональной и простой схемой.

Характерный признак любой целостной концепции истории культуры - выбор в плеяде великих деятелей культуры наиболее представительной и значимой фигуры. По-разному фиксируя главный принцип русской литературы, мы увидим совершенно разных главных выразителей этого принципа. В той парадигме исследования русской литературы, которой придерживается В. Кантор, главной фигурой оказывается И. Тургенев. На первый взгляд это кажется странным, ведь в произведениях Тургенева не так много прямых отсылок к проблеме исторической судьбы Росс ии и ее взаимоотношений с Западом (их гораздо больше, например, в произведениях Ф. Достоевского и Л. Толстого). Но здесь проявляется внутренняя сложность подхода В. Кантора к анализу русской литературы. Формулируя свое видение ее главной проблемы, он, конечно же, имеет в виду не ее прямое публицистическое выражение, но скрытое присутствие в качестве центра художественных и идейных концепций. Тургенев предстает в книге писателем, который наиболее ясно реализует в своем творчестве художественные ценности, определившие развитие западной культуры. Именно это прежде всего констатирует В. Кантор: «. не Пушкин, не Гоголь, не Лермонтов, признанные родоначальники российской словесности, а только лишь Тургенев был первым открытым Европою великим русским писателем. С этого момента (не без помощи Тургенева) русская литература становится событием и явлением европейской и мировой культуры» (с. 146).

Плодотворность любого исследовательского принципа определяется тем, до какой степени он позволяет по-новому представить известные факты и дать новый угол зрения на предмет исследования. Это в полной мере присутствует в подходе Кантора к исследованию русской литературы. Применительно к Тургеневу, это приводит к тому, что принципиальным элементом биографии писателя признается его «промежуточное» положение между Россией и Западной Европой, его длительное пребывание за границей. Тургенев буквально, самой своей жизнью, демонстрировал связь России с Западом и его культурой. Не менее важным фактором, отражающим европейскую ориентацию Тургенева, Кантор признает его привязанность к немецкой культуре, что выглядит особенно выразительно на фоне очевидного приоритета французских факторов в личной биографии писателя. Это связано с тем, что Германия в середине XIX века выступала лидером культурного развития Западной Европы и самым характерным представителем западной цивилизации (самым характерным потому, что еще неустоявшимся , ищущим). Анализ «немецкой» темы в творчестве Тургенева - один из интереснейших аспектов капитального исследования В. Кантора. Он наглядно показывает, что даже упоминание немецких книг, которые читают герои Тургенева, является принципиальным, выражает убеждение писателя в необходимости для русского общества воспринять европейскую культуру в ее высших образцах. И только через такое восприятие западной (немецкой) культуры, то есть культуры как таковой, герои Тургенева обретают себя и свой духовный путь в жизни.

Ни одно целостное концептуальное рассмотрение русской культуры не может обойти фигуру Пушкина, поскольку он является источником всех самых главных тенденций. Для В. Кантора значение Пушкина в том, что он первым задал европейский вектор культурного развития России. Хотя в русской культуре еще до Пушкина проявилась тенденция к заимствованию западных образцов, именно Пушкин впервые продемонстрировал, что такое заимствование может и должно стать основой самостоятельного и вполне оригинального развития - что это, собственно говоря, не «заимствование», а равноправное « соработничество » в рамках единой европейской культуры, в которую Россия входит как естественная часть. В этом смысле вполне естественным выглядит то, как В. Кантор интерпретирует отношение Пушкина к образу Петра I, - он утверждает, что Пушкин понимает Петра не как исторического деятеля, а как культурного героя (то есть как почти мифологическую фигуру), как носителя великой миссии просвещения и культурного оформления России (см. первую публикацию: «Вопросы литературы», 1999, № 3).

Не менее интересные аспекты и нюансы В. Кантор выявляет в творчестве других корифеев русской культуры. Так, роман «Обломов» в его интерпретации предстает как «роман воспитания», где главный герой олицетворяет всю Россию, выбирающую между «идиллией» застоя, бесконечного сна, не приносящего никаких культурных плодов, и деятельной жизнью, направленной как на создание необходимых материальных основ цивилизованного существования, так и на духовное развитие. Неудача Ольги Ильинской в ее попытках направить Обломова на путь деятельной жизни - это предупреждение о трудности пути России к высотам цивилизации и культуры.

Весьма оригинальным выглядит опознание « фаустовской » подоплеки в творчестве Л. Толстого, так же как усмотрение в художественной структуре романа «Война и мир» противопоставления архаической русской идиллии и европейской рациональной цивилизации. Толстой в книге В. Кантора оказывается одним из самых ярких противников европейской перспективы России.

Нужно отметить, что рецензируемая книга является вторым изданием исследования, впервые увидевшего свет девять лет назад; для данного издания некоторые главы были переработаны, а также появились новые фрагменты, в которых В. Кантор, развивая свой подход, дает необычные трактовки известных сюжетов нашего культурного прошлого. Особенно неожиданным является противопоставление Герцена и Чернышевского в главе « Голгофник versus Варавва» (впервые опубликовано: «Вопросы литературы», 2013, № 6). Разрушая сохраняющийся с советских времен образ Чернышевского как «революционного демократа», В. Кантор доказывает, что на самом деле Чернышевский был человеком совершенно иных, по сути, противоположных убеждений по отношению к Герцену. Если Герцен, действительно, призывал революцию, которая, по его мнению, даст импульс развитию России и одновременно погубит европейскую цивилизацию, погрязшую в «мещанстве», то Чернышевский «опирался на принципы, выработанные в Западной Европе, прежде всего на идею важности жизни отдельно взятого индивида» (с. 224), то есть видел будущее России не на пути революции, а на пути усвоения европейской культуры и европейской трудовой этики .

Что касается Герцена, то своеобразным художественным доказательством его причастности к традиции «русского бунта» В. Кантор считает тот факт, что именно его имел в виду Достоевский, когда создавал образ Николая Ставрогина в романе «Бесы». В этом художественном образе наглядно отразились как моральная двусмысленность Герцена (в жизни которого были такие же темные истории, как и в жизни Ставрогина), так и противоречивость его мировоззрения. Ставрогин с брезгливостью относится к Петру Верховенскому и к его «бесам», но тем не менее разделяет ответственность за их деяния, поскольку провоцирует своими поступками, и не хочет (или не может) решительно отмежеваться от них. Так и Герцен, утверждает В. Кантор, только в конце жизни, перед самой смертью, осознал, к чему ведут его призывы к революции, и начал борьбу «с разными бесами, которые явились в мир не без его вины» (с. 363).

Творчество Достоевского особенно подробно анализируется в книге В. Кантора, посвященные ему главы безусловно являются идейным центром книги. Достоевский дал ряд выразительных образов, отражающих как «бездны», так и «вершины» русского национального характера. С одной стороны, он описал в романе «Бесы» самую опасную болезнь русского общества - устремленность к « карнавализации » всех высоких ценностей, то есть к разрушению подлинной культуры, составляющей основу нашей европейскости . Но, с другой стороны, в романе «Подросток» Достоевский дает тонкий образ «русского европейца», выражающего самую суть той идеи, которая лежит в основе высших достижений европейской цивилизации, - идею «всемирного боления за всех». Созданный Достоевским образ Версилова в концепции, которую развивает В. Кантор, оказывается одной из высших точек развития русской культуры, поскольку в нем была дана окончательная формула нашей оригинальной, а не подражательной европейскости (см.: Трагические герои Достоевского в контексте русской судьбы (Роман «Подросток») // Вопросы литературы, 2008, № 6). Если в Европе на протяжении столетий универсалистская тенденция христианства и духовной культуры боролась сначала с идеей самобытного национального развития, а потом с катастрофическим наступлением материальных ценностей, то Россия призвана найти себя и сделать себя частью, а может быть, и центром Европы именно через идею духовного и христианского в своей основе всечеловеческого единства. «Мысль Достоевского проста, но чрезвычайно важна в сцеплении образов романа: упиваться идеей собственной национальной исключительности - черта не русская, ибо основа русскости - это всечеловечность » (с. 391).

Понятая таким образом, «русская идея» становится высшей точкой становления в истории «европейской идеи»; она может показаться совершенной утопией (особенно в нынешней исторической ситуации), однако аргументом в пользу реальности предполагаемой здесь перспективы общеевропейского развития, точно так же, как условием ее постепенного осуществления, является сохранение лучших традиций русской культуры, которые сумели выжить даже в сталинском безвременье и в перестроечной и постперестроечной разрухе. Теперь же дело - в наших собственных усилиях по упрочению и развитию этих традиций.

Источник:

magazines.russ.ru

Русская классика, или Бытие России в городе Москва

В этом интернет каталоге вы всегда сможете найти Русская классика, или Бытие России по разумной цене, сравнить цены, а также найти другие предложения в группе товаров Культура и искусство. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка может производится в любой город России, например: Москва, Курск, Тула.