Каталог книг

Портер Э. Поллианна. Поллианна вырастает. Повести

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Портер Э. Поллианна. Поллианна вырастает. Повести Портер Э. Поллианна. Поллианна вырастает. Повести 782 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Портер Э. Поллианна. Все истории о Поллианне в одной книге! Портер Э. Поллианна. Все истории о Поллианне в одной книге! 354 р. ozon.ru В магазин >>
Портер Э. Поллианна вырастает Портер Э. Поллианна вырастает 782 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Портер Э. Поллианна Портер Э. Поллианна 232 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Портер Э. Поллианна Портер Э. Поллианна 293 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Портер Э. Поллианна Портер Э. Поллианна 170 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Портер Э. Поллианна вырастает Портер Э. Поллианна вырастает 771 р. book24.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Элинор Портер Поллианна вырастает - Поллианна вырастает

Портер Э. Поллианна. Поллианна вырастает. Повести

ДЕЛЛА ВЫРАЖАЕТ СВОЕ МНЕНИЕ

Делла Уэтерби легко взбежала по внушительным ступеням дома на Коммонуэлс-авеню, принадлежавшего ее сестре, и энергично нажала на кнопку электрического звонка. От украшавших маленькую шляпку перьев и до носков изящных туфелек на низком каблуке вся ее фигура словно излучала здоровье, бодрость, решительность. Даже в самом ее голосе, когда она поздоровалась с открывшей дверь горничной, звучала неподдельная радость жизни.

— Доброе утро, Мэри. Сестра дома?

— Д-да, мэм, миссис Кэрью дома, — нерешительно произнесла горничная. — Но… она распорядилась никого к ней не впускать.

— Вот как? Да только я-то ведь не «никто», — улыбнулась мисс Уэтерби. — Так что меня она примет. Не бойся — всю вину возьму на себя, — добавила она в ответ на испуганный взгляд горничной. — Где она? В своей комнате?

— Да мэм, но… она сказала… Однако мисс Уэтерби уже поднималась по широкой лестнице. Горничная отвернулась и, бросив через плечо последний, полный отчаяния взгляд, ушла.

Тем временем, поднявшись на второй этаж, Делла решительным шагом подошла к полуоткрытой двери и постучала.

— Мэри, — отозвался страдальческий голос, в котором явственно слышалось: «Ах, ну что там еще?» — Разве я не… Ах, Делла! — И голос неожиданно смягчился, в нем зазвучали радость и удивление. — Дорогая, как ты здесь очутилась?

— Ну конечно, это я, — весело улыбнулась Делла, которая уже была посередине комнаты, на полпути к креслу сестры. — Я проводила воскресенье на побережье вместе с двумя другими сестрами милосердия, а теперь возвращаюсь в санаторий на работу. Так что, хоть я и здесь, это ненадолго. Я зашла, чтобы… вот, — закончила она, сердечно целуя обладательницу страдальческого голоса.

Миссис Кэрью нахмурилась и несколько холодно отстранилась. Едва заметные радость и оживление, появившиеся за минуту до этого на ее лице, исчезли, уступив место явно ставшим уже привычными угрюмости и недовольству.

— Ну разумеется! Мне следовало бы уже запомнить, — сказала она, — что ты никогда не задерживаешься… здесь.

— Здесь! — Делла с веселым смехом воздела руки, но затем неожиданно взглянула на сестру по-другому — серьезно и нежно. — Рут, дорогая, я не смогла бы — попросту не смогла бы жить в этом доме… И ты это хорошо знаешь, — добавила она мягко. Миссис Кэрью раздраженно передвинулась в своем кресле.

— Право, не понимаю почему.

Делла покачала головой.

— Прекрасно понимаешь, дорогая. Ты же знаешь, как мне не по душе все это: уныние, отрешенность, упрямое желание страдать и вечно испытывать горечь.

— Но я действительно страдаю и испытываю горечь.

— Почему? Разве есть в моей жизни хоть что-нибудь, что может заставить меня испытывать иные чувства?

Делла нетерпеливо и с досадой махнула рукой.

— Послушай, Рут, — начала она. — Тебе тридцать три года. Ты совершенно здорова — или, точнее, была бы совершенно здорова, если бы вела себя так, как должна вести, — и свободного времени у тебя полно и денег избыток. И без сомнения, всякий скажет тебе, что ты вполне можешь найти занятие получше, чем сидеть сложа руки и хандрить в этом похожем на склеп доме, никого к себе не впуская.

— Но я не хочу никого видеть.

— На твоем месте я заставила бы себя этого захотеть.

Миссис Кэрью утомленно вздохнула и отвернулась.

— Делла, неужели ты не можешь понять? Мы с тобой разные. Я не в силах… забыть.

На лице Деллы промелькнула тень страдания.

— Я полагаю, ты говоришь о Джейми. Нет, дорогая, и я не забыла. И не могла бы забыть. Но вечная печаль и тоска не помогут нам… найти его.

— Как будто я не искала его все эти долгих восемь лет — и отнюдь не с помощью печали и тоски! — негодующе воскликнула миссис Кэрью, подавляя рыдание.

— Конечно, конечно, дорогая, ты искала его, — поспешила успокоить ее сестра, — и мы будем продолжать поиски вдвоем, пока не найдем его… или до самой смерти. Но то, что ты делаешь сейчас, не приносит никому никакой пользы.

— Но ничего другого мне делать не хочется, — пробормотала Рут уныло.

На минуту в комнате воцарилось молчание. Делла озабоченно и с досадой смотрела на сестру.

— Рут, — сказала она наконец, чуть раздраженно, — прости меня за этот вопрос, но неужели же ты собираешься вести такую жизнь до конца своих дней? Да-да, я знаю, ты вдова, но замужем ты была всего лишь год, а твой муж был намного старше тебя. Ты была тогда совсем юной, и тот один короткий год должен бы казаться тебе теперь не более чем сном. И, разумеется, один-единственный год не должен испортить тебе всю оставшуюся жизнь!

— Ах нет, дело не в том, — пробормотала миссис Кэрью все так же уныло.

— Тогда неужели ты собираешься всегда оставаться такой ?

— Вот если бы я могла найти Джейми…

— Да-да, я знаю, но… Рут, дорогая, разве никто и ничто на свете, кроме Джейми, не может сделать тебя хоть сколько-нибудь счастливой?

— Похоже, что нет, — вздохнула миссис Кэрью с равнодушным видом.

— Рут! — почти с гневом вскричала сестра, но тут же рассмеялась. — Ох, Рут, Рут, как я хотела бы дать тебе хорошую дозу Поллианны! Пожалуй, никто другой не нуждается в ней больше, чем ты!

Миссис Кэрью бросила на сестру несколько высокомерный взгляд.

— Не имею ни малейшего понятия о том, что это за «поллианна», но в любом случае — знай, что я в ней совершенно не нуждаюсь, — заявила она, в свою очередь рассердившись. — И не забывай, пожалуйста, что здесь не твой любимый санаторий, а я не пациентка, чтобы ты могла мною командовать и пичкать меня всякими лекарствами! — В глазах Деллы зажглись веселые огоньки, но на губах не появилось и тени улыбки.

— Нет, дорогая, Поллианна не лекарство, — сказала она серьезно, — хотя некоторые и утверждают, что она действует как укрепляющее средство. Поллианна — это девочка.

— Ребенок? Ну откуда же мне было знать? — возразила сестра, все еще обиженно. — Ведь есть у вас «белладонна», так почему же не может быть еще и «поллианны»? К тому же ты часто советуешь мне принять то или иное лекарство, и в этот раз я ясно слышала, что ты произнесла слово «доза», а так всегда говорят о лекарствах.

— Что же, Поллианна и в самом деле своего рода лекарство, — улыбнулась Делла. — Во всяком случае, все врачи в нашем санатории в один голос уверяют, что она помогает пациентам лучше любого укрепляющего средства, какое только можно прописать. Это девочка, лет двенадцати-тринадцати. Она провела в нашем санатории все прошлое лето и большую часть зимы. Мое знакомство с ней длилось не более одного-двух месяцев, так как я поступила на работу в санаторий незадолго до того, как ее выписали и она вернулась домой. Но и за этот короткий срок она успела меня совершенно очаровать. Да и весь наш санаторий до сих пор не устает говорить о Поллианне и играть в ее игру.

— Да, — кивнула Делла с загадочной улыбкой. — Она называется «игрой в радость». Мне не забыть того дня, когда я впервые узнала об этой игре. Одна из назначенных Поллианне процедур, проводившихся по вторникам, была очень неприятной и даже болезненной. И обязанность проводить эту процедуру была возложена на меня. Предчувствия у меня были самые тяжелые, так как по опыту работы с другими детьми я знала, чего можно ожидать: капризов и слез, если не худшего. Но, к моему безграничному удивлению, Поллианна встретила меня улыбкой, сказала, что очень рада мне, и — поверишь ли? — даже ни разу не вскрикнула во время всей процедуры, хотя я знала, что причиняю ей жестокую боль. Вероятно, я невольно выдала свое удивление какой-то фразой, так как она очень серьезно принялась объяснять мне, в чем причина ее поведения: «О да, мне было очень, очень больно… Знаете, раньше я так боялась вторников из-за этой процедуры! А потом мне пришло в голову, что это то же самое, что и дни стирки у Ненси, — и значит, больше всего я должна радоваться именно во вторник, потому что до следующего вторника еще целая неделя!»

— Ну и ну! Очень странно! — Миссис Кэрью сдвинула брови, не совсем понимая, о чем идет речь. — Не вижу тут никакой игры.

— Я тоже не сразу поняла, где здесь игра. Это стало ясно, лишь когда Поллианна рассказала мне о себе. Ее мать умерла, и девочка жила со своим отцом, бедным священником, в одном из западных штатов. Воспитанием ее занималось дамское благотворительное общество, а все вещи она получала из церковных пожертвований. Когда Поллианна была еще совсем крошкой, ей очень хотелось иметь куклу. Бедняжка надеялась, что в очередной посылке с пожертвованиями для бедных будет кукла, но там не оказалось ничего из детских вещей, кроме пары маленьких костылей. Разумеется, узнав об этом, девочка расплакалась, и тогда отец научил ее «игре в радость». Игра заключается в том, чтобы во всем, что с нами происходит, находить что-то такое, чему можно радоваться. Отец сказал, что начать играть можно сразу, — обрадоваться тому, что эти костыли ей не нужны . С этого все и началось. Поллианна говорит, что игра просто замечательная и что она всегда играет в нее с тех самых пор, а чем труднее найти повод для радости, тем интереснее, только иногда это невероятно трудно.

— Очень странно! — пробормотала миссис Кэрью, все еще не до конца понимая, в чем тут дело.

— И ты удивилась бы еще больше, если бы увидела, к каким результатам привело всеобщее увлечение этой игрой в нашем санатории, — заметила Делла, — а доктор Эймс говорил мне, что эта девочка произвела настоящую революцию в том городке, откуда приехала в санаторий. Доктор Эймс близко знаком с доктором Чилтоном, который около года назад женился на тетке Поллианны. Между прочим, этот брак стал возможен именно благодаря девочке. Она помогла влюбленным уладить старую ссору… Когда два или три года назад умер отец девочки, ее отправили на Восток, к тетке. В октябре Поллианна попала под автомобиль, и казалось, что она уже никогда не сможет ходить. В апреле доктор Чилтон привез ее в наш санаторий, где она пробыла до прошлого марта — то есть почти год — и уехала домой совершенно здоровой. Если бы ты только видела ее! Было лишь одно облачко, омрачавшее ее радость, — она жалела, что нельзя пройти весь путь до дома пешком. Говорят, весь городок вышел встречать ее с духовым оркестром и флагами… Но нет — о Поллианне невозможно рассказать, ее нужно видеть! Вот почему я сказала, что хотела бы прописать тебе «дозу» Поллианны. Это принесло бы тебе огромную пользу.

Миссис Кэрью чуть заметно вскинула голову.

— Должна сказать, что расхожусь с тобой во мнении, — ответила она холодно. — Я не нуждаюсь ни в какой «революции», и в моем прошлом нет любовных ссор, которые требовалось бы уладить, а уж если что-то и было бы для меня совершенно невыносимым, так это надутый ребенок с постной физиономией, толкующий мне с важным видом, за что именно должна я благодарить судьбу. Я не выдержала бы…

Но ее прервал звонкий смех.

— Ох, Рут, Рут! — еле смогла выговорить развеселившаяся Делла. — «Надутый ребенок»! Это Поллианна-то? Если бы ты только видела ее! Но так я и знала: о Поллианне невозможно рассказать, ее нужно видеть. А тебе конечно же не хочется ее увидеть. Но… Поллианна — «надутый ребенок» — как бы не так! — И она опять разразилась смехом, однако почти сразу же вслед за этим стала серьезной и устремила на сестру прежний озабоченный взгляд. — Послушай, дорогая, неужели ничего нельзя сделать? — взмолилась она. — Ты не имеешь права губить свою жизнь! Может быть, тебе нужно почаще встречаться с людьми, выходить из дома…

— Зачем, если мне не хочется? Я устала от людей. Ты же знаешь, общество всегда наводило на меня скуку.

— Тогда почему не попробовать заняться делом? Благотворительностью, например.

У миссис Кэрью вырвался жест нетерпения.

— Делла, дорогая, мы уже не раз обо всем этом говорили. Я даю деньги — и немалые; с меня этого хватит. Боюсь даже, что даю слишком много. Я против того, чтобы превращать людей в нищих побирушек.

— Но, может быть, ты могла бы дать не только денег, но и чуточку… себя самой? — решилась мягко заметить Делла. — Если бы ты заинтересовалась чем-либо помимо своей собственной жизни, это очень помогло бы тебе и…

— Делла, — решительно прервала ее миссис Кэрью, — я очень люблю тебя и очень радуюсь всякий раз, когда ты приезжаешь ко мне, но проповедей и нравоучений терпеть не могу. Возможно, это очень хорошо для тебя — превратиться в ангела милосердия и подавать страждущим стаканы с холодной водой или бинтовать разбитые головы и все такое прочее. Возможно, благодаря этому ты можешь забыть о Джейми. Но я не смогла бы. Я стала бы думать о нем еще чаще: кто подаст воды или забинтует голову нашему бедному мальчику. К тому же все это в целом было бы очень неприятно — сталкиваться со всякими такими людьми…

— А ты хоть раз пробовала?

— Я? Нет, конечно нет! — В голосе миссис Кэрью звучали презрение и возмущение.

— Тогда как же ты можешь об этом говорить, если не пробовала? — И молодая сестра милосердия встала, утомленная этим бесплодным разговором. — Мне пора, дорогая. Мы с девушками договорились встретиться на Южном вокзале. Наш поезд отправляется в двенадцать тридцать. Надеюсь, ты на меня не сердишься, — заключила она, целуя сестру на прощание.

— Нет, Делла, я не сержусь, — вздохнула миссис Кэрью, — то если бы ты только могла меня понять!

Минуту спустя, пройдя через безмолвные мрачные залы, Делла вновь оказалась на улице. Походка, выражение лица, весь ее вид — ничто не напоминало ту Деллу, которая легко взбежала по этим же ступеням всего лишь полчаса назад. Бодрость, энергия, жизнерадостность — все куда-то исчезло.

Она прошла полквартала, безвольно переставляя ноги, затем вдруг запрокинула голову и глубоко вздохнула.

«Одна неделя в этом доме — и я умерла бы, — подумала она с содроганием. — Не верю, чтобы даже самой Поллианне удалось бы рассеять этот мрак! И обрадоваться она могла бы лишь тому, что ей не придется здесь жить».

Впрочем, как быстро выяснилось, это открыто заявленное неверие в способность Поллианны преобразить дом миссис Кэрью не отражало настоящего мнения Деллы, ибо лишь только она добралась до санатория, как узнала нечто такое, что заставило ее на следующей же день снова преодолеть отделявшие ее от Бостона пятьдесят миль.

В доме сестры все было точно так же, как и накануне. Казалось, что миссис Кэрью даже не двинулась с места с тех самых пор, как Делла покинула ее.

— Рут! — выпалила Делла, едва ответив на удивленное приветствие сестры. — Я просто не могла не приехать! И на этот раз ты должна уступить мне и сделать все так, как я хочу. Слушай! Ты можешь заполучить Поллианну! Если захочешь, разумеется.

— Но я не хочу, — холодно и равнодушно возразила миссис Кэрью.

Казалось, Делла не слышала этих слов. Она взволнованно продолжала:

— Когда я вчера вернулась в санаторий, мне сказали, что доктор Эймс получил письмо от доктора Чилтона, того самого, за которого вышла замуж тетя Поллианны. Так вот, доктор Чилтон пишет, что на зиму едет в Германию, где собирается пройти какой-то специальный курс учебы. Он намерен взять с собой жену, если только ему удастся убедить ее, что Поллианну можно на время поместить в какой-нибудь пансион, где ей будет хорошо. Однако до сих пор миссис Чилтон все еще не соглашается оставить Поллианну в подобном заведении, так что, возможно, доктору Чилтону все же придется ехать в Германию одному. Рут, у нас есть шанс! Я хочу, чтобы ты взяла Поллианну к себе на эту зиму. Она сможет ходить в какую-нибудь из здешних школ.

— Делла, что за нелепая идея! Зачем мне взваливать на себя такую обузу, как ребенок?

— Она не будет обузой. Ей почти тринадцать и второй такой умненькой девочки не найти.

— Я не люблю «умненьких» детей, — возразила миссис Кэрью все так же упрямо, но при этом засмеялась. Этот смех придал смелости сестре, и та удвоила свои усилия. Возможно, из-за самой неожиданности и необычности прозвучавшей просьбы, а возможно, оттого, что история Поллианны тронула сердце Рут Кэрью, или, быть может, причина заключалась просто в нежелании обидеть сестру отказом — так или иначе, когда полчаса спустя Делла прощалась с сестрой, та уже выразила согласие взять Поллианну в свой дом.

— Но только запомни, — предупредила Деллу миссис Кэрью, — что в ту самую минуту, когда этот ребенок начнет читать мне нравоучения или перечислять выпавшие на мою долю блага, я отошлю его к тебе, и делай тогда, что хочешь… Я такого ребенка у себя не оставлю!

— Хорошо. Но я уверена, что этого не произойдет, — ответила сестра, а про себя, уже выходя из дома, добавила: «Половина дела сделана. Остается добиться, чтобы Поллианна приехала сюда. Она обязательно должна приехать. Я напишу им такое письмо, что они не смогут отказать».

Источник:

www.e-reading.club

Радостная душа (дилогия Элинор Портер о Поллианне)

Портер Э. Поллианна. Поллианна вырастает. Повести

Версия для слабовидящих Радостная душа (дилогия Элинор Портер о Поллианне)

Портер, Элинор. Поллианна: повесть / пер. с англ. М. Батищевой. - М.: АСТ; Астрель, 2005. - 304 с. - (Внеклассное чтение)

Портер, Элинор. Поллианна вырастает: повесть / пер. с англ. М. Батищевой. - М.: АСТ; Астрель, 2005. - 318 с. - (Любимое чтение)

Сегодня, в последний день зимы, когда солнце уже задерживается в синем небе и даже, кажется, немножко пригревает, радуя нас светом и надеждой на скорую весну, мы познакомимся с двумя повестями американской писательницы Элинор Портер о маленькой девочке, которая, подобно солнышку, умела подарить радость всем и каждому из тех, кто её окружал.

Разговор наш не будет долгим, ведь сегодня воскресенье, и, конечно, вам в такой сияющий день хочется погулять. Да и рассказывать-то мне, в сущности, придётся лишь об одной книжке, потому что вторая. Однако всё по порядку.

Элинор (а точнее Элеанор) Ходсон Портер жила давно, далеко и недолго, всего 51 год. Она родилась 19 декабря 1868 года в Америке, в Нью-Гемпшире, в семье потомков первых английских переселенцев в Новый Свет. Уже в детстве проявила недюжинные способности к пению, закончила бостонскую консерваторию, выступала в светских концертах, пела в церковном хоре, но, двадцати четырёх лет выйдя замуж за бизнесмена и перебравшись на жительство в Нью-Йорк, предпочла музыке литературу и добилась в ней существенных успехов. Уже первые её опубликованные произведения - рассказы 90-х годов и роман "Пересечь поток" (1907) - имели большой успех у читателей. В дальнейшем Портер выпускала по роману в год, книги её успешно расходились, привлекая внимание критики и читателей глубоко христианским осмыслением бытия, однако главной книгой писательницы, книгой, не только принесшей ей бешеную популярность при жизни, но и, не побоимся громких слов, литературное бессмертие, стала повесть для детей "Поллианна", написанная в 1912 и вышедшая в свет в 1913 году.

Американцы чрезвычайно любят всякого рода рекорды, и "Поллианна", впрочем, вполне заслуженно, принесла Элинор Портер звание создательницы самого оптимистичного литературного персонажа. А помимо того, множество требований продолжить историю необычной героини. В 1915 году вышла повесть "Поллианна вырастает", по уровню значительно уступающая первой книге, как, собственно, и бывает почти со всеми продолжениями. Тем не менее популярность Поллианны и её литературной "мамы" ничуть не уменьшилась, напротив, скорее, выросла, поскольку история отчасти вышла за пределы словесности и вступила в область фан-клубов, масс-медиа и т.п. Например, имя героини стало чрезвычайно популярным, его стали давать не только новорождённым младенцам, но и коммерческим фирмам, сортам молока и т.п.

Мы сейчас не будем ни восхищаться этим, ни осуждать Элинор Портер за то, что совершенно законченную вещь, в которой автору, как канатоходцу, удалось счастливо пробалансировать над бездной дешёвой слезливости, она не удержалась и продолжила и, конечно, вторую книгу выдержать на том же уровне уже не смогла. Что ж, фанаты получили отштампованную копию любимой иконы, семья Портер - огромные деньги, ну а литература осталась при своём - при первой части "Поллианны", навсегда вошедшей в детское чтение, причём не только в Америке, но и во всём мире, ибо переведена эта книга, наверное, на все основные языки. Что же касается денег, то, рассказывают, знаменитая кинодива немого кино, Мэри Пикфорд, заплатила Элинор Портер немыслимую сумму за право экранизации "Поллианны", которая и была снята в 1920-м году. Чёрно-белый кадр, приведённый здесь, я полагаю, даст вам достаточное представление о том, что это был за фильм, где 11-летнюю некрасивую девочку играла 25-летняя красотка-травести. Впрочем, вряд ли Элинор Портер успела увидеть картину, ведь как раз в мае 1920 писательница скончалась.

А биография её героини продолжалась. И не только переизданиями книжек Элинор Портер, но и новыми сочинениями на тему - американцы и это страшно любят. После смерти авторов полюбившихся книг они нередко сочиняют то сиквелы, то приквелы, которые, разумеется, далеко не достигая уровня оригинальных произведений, приносят тем не менее неплохой доход издателям и подбрасывают в топку фанатичных поклонников очередные сырые полешки.

Любовь к Поллианне не утихает и по сей день. Так, в 1960-м году в свет вышла масштабная экранизация, осуществлённая студией Уолта Диснея, в которой, однако, сценаристской отсебятины было намного больше, чем материала, придуманного Портер. В 1973 году вышла новая картина, о которой мне, к сожалению, почти ничего не известно. Наконец, в 2003 году появилась английская лента, тоже не без домыслов, однако, на мой взгляд, более близкая к книжке и, пожалуй, близкая к идеалу экранизации. Кадры из этих фильмов здесь тоже представлены.

Вот и все, что мне хотелось сказать о феномене Поллианны, теперь пора поговорить непосредственно о книжках.

"Поллианна" Элинор Портер - история, чем-то похожая на романы сестёр Бронте и Чарлза Диккенса, но больше всё-таки на их американские отражения в исполнении Луизы Олкотт и Мэри Додж. Кроме того, нельзя умолчать, конечно, и о том, что ни одно значительное произведение американской литературы не свободно от влияния Марка Твена, тем более если речь идёт о детских книгах. Любовь к Тому Сойеру и Гекльберри Финну, разумеется, чувствуется и в повестях Элинор Портер. Уже сама по себе сюжетная конструкция, в которой главными героями являются племянница и тётка, да к тому же ещё и тётка по имени Полли, со всей очевидностью отсылает к "Приключениям Тома Сойера".

Поллианна - некрасивая девочка с добрым сердцем, хорошим характером, болтушка, умеющая радоваться даже тогда, когда радоваться нечему и, мало того, своим примером возвращающая радость окружающим. У неё есть игра, которой научил девочку отец, бедный пастор маленькой церкви на дальнем западе. Когда в числе пожертвований в посылке вместо куклы, которую так хотелось получить крохотной Поллианне, оказались костыли, пастор, в полном согласии с христианскими духом и буквой, сказал ребёнку, что плакать не надо, а надо радоваться тому, что костыли ей не нужны. Они, костыли, кстати, ещё сыграют свою роль и в первой, и во второй книгах. Но во всяком случае Поллианна и правда сумела обрадоваться, и с тех пор всегда играла в эту игру, когда ей было плохо. А плохо ей было, увы, слишком часто. Мама Поллианны умерла, когда она была ещё совсем младенцем, а отец - когда девочке исполнилось десять лет. Других родственников она не знала, потому что мама, жившая в молодости в большой богатой семье на востоке США, вышла замуж за папу вопреки воле родителей и сестёр, и отношений семья пастора с родственниками жены не поддерживала. Какое-то время о девочке заботились чужие люди - дамы из благотворительного комитета, пока младшая сестра её матери, унаследовавшая всё состояние семьи, не согласилась исполнить свой долг и взять племянницу на воспитание.

Пережившая немало трагедий и крах собственной любви, замкнувшаяся на самой себе чопорная дама приняла 11-летнюю девочку, добиравшуюся до её дома через всю страну, холодно, строго и определила ей в богатом большом доме комнату на чердаке, где не было ни зеркала, ни ковра, ни штор и где запрещено было даже в жару открывать окна, потому что в них летели с улицы мухи, с которыми тётя Полли яростно боролась. Не имея собственных детей, эта, в сущности, неплохая женщина, просто ничего о них не знала, кроме того, что они по неосторожности, а то и из злого умысла могут испортить ковры или мебель, как ничего не знала она и о любви, которая умеет всё прощать и учит радоваться даже тому, что, в общем-то, не радует, например, детским проказам.

Впрочем, Поллианна скоро растопила этот холод и открыла сердце тётки для любви, хотя поначалу девочке пришлось нелегко. Нелегко, надо сказать, и читать обо всём этом чувствительным людям - то слёзы застилают глаза, то смех мешает перелистнуть страницу. Одновременно, даже ещё раньше Поллианна покорила сердца слуг, работавших в доме, а потом соседей, а потом и всех жителей городка. И всех она научила играть в свою игру, и каждому эта игра помогала справиться с болезнями, неприятностями и обидами.

Поллианна, таким образом, нашла много-много друзей и среди взрослых, и среди сверстников, а между делом изменила у лучшему не только характер тётушки, но и её судьбу. К несчастью, на долю добрых и светлых людей выпадают наиболее тяжёлые испытания, как будто судьба сознательно проверяет их на прочность. Так и Поллианну подстерегала большая беда. Однако к тому времени она приобрела себе множество друзей, и они, конечно, не могли не помочь ей хотя бы из благодарности за то, что она сделала для них.

Вторая книга, "Поллианна вырастает", в отличие от первой, не является сколько-нибудь оригинальной книгой, потому что лишь эксплуатирует уже рассказанное в первой истории. Не выдерживает она и жанра детской повести, а кажется, скорее, фрагментами то готического, то любовного романа, но больше всего напоминает латиноамериканскую и - как ни прискорбно - ново-русскую мыльную оперу, в которой бесконечное действие охватывает немало лет, тогда как персонажи остаются совершенно статичными, ничего, кроме бесконечных любовных разборок, не происходит, ну а зритель (читатель) от эпизода к эпизоду всё больше запутывается в том, кто кого родил, кто в кого влюблён и - главное - кто на ком в конечном итоге должен жениться.

Выросшая в милую, пусть и неброской красоты девушку, Поллианна по-прежнему обучает всех встречных и поперечных, как в родном городке, так и в большом Бостоне, своей "игре в радость", поддерживает увечного мальчика, вызывая тем самым ревность другого мальчика, не увечного, облагодетельствованного ею ещё в первой книжке. Оба мальчика, один из которых в своё время сбежал из приюта, а другой вырос в совершенной нищете, оказываются вдруг богаче самой Поллианны и её в одночасье овдовевшей и разорившейся тётки. И проявляют чудеса благородства по отношению к Поллианне и друг к другу.

Короче говоря, читать это совершенно ни к чему - да и не для читателя, конечно, "Поллианна вырастает" написана, как я уже сказал выше, - а для фаната. Мы же с вами к ним, слава Богу, не относимся. Но остаёмся благодарны автору, написавшему первую книгу, и переводчице Марине Батищевой, познакомившей российского читателя с этой неординарной книжкой.

Заканчивая рассказ, я хочу сказать, что вовсе не настаиваю на том, чтобы вы все непременно прочли "Поллианну". Это все-таки, хоть и классика, но литература прежде всего для девочек, и до мальчишек, вполне возможно, Поллианне со всей её непосредственностью и оригинальной игрой достучаться не удастся. А жаль, хотя по большому счёту вряд ли это так уж страшно, ведь мальчишки-то могут вновь открыть "Тома Сойера", из которого, как сказал ещё Эрнест Хемингуэй, вся американская литература и выросла. Как русская - из гоголевской "Шинели". А впрочем, прежде попробуйте почитать, я же вот сумел. И не без удовольствия. Хотя тоже мальчишка. По крайней мере, когда-то им был.

Источник:

www.maxlib.ru

Портер Э. Поллианна. Поллианна вырастает. Повести в городе Тольятти

В данном интернет каталоге вы всегда сможете найти Портер Э. Поллианна. Поллианна вырастает. Повести по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить похожие предложения в группе товаров Детская литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой населённый пункт России, например: Тольятти, Ижевск, Ульяновск.